Поиск:     
    Главная   |  Новостная лента   |  Конференция   |  Контактная информация
Страноведение:
О Норвегии на форуме:
›  ЕСТЬ ЛИ В НОРВЕГИИ УКРАИНЦИ!?
›  Как я попала в Норвегию.
›  Гуляя по Осло, Норвегия.
›  Новые требования к материальному обеспечению при подаче заявления на семейную иммиграцию (воссоедине
›  Образование в Норвегии
›  отчет по Норвегии (Осло, Берген, центральная часть гор, Гейрангер, фиорды)
›  Международный Кино Лагерь в Карловых Варах
›  Вопрос о воссоединении семьи
›  Путешествие по Норвегии. Фотографии.
›  Менять или нет подданство? Могут ли возникнуть проблемы с получением визы в Россию?
Главная / Норвегия / Публикации /

NORSOF - спецназ Норвегии

Историю норвежского спецназа принято отсчитывать от Второй Мировой войны. Речь идет о трех группах, использовавших тогда методы и тактику спецподразделений: "Рота Линге" (Company Linge), "группа Шетланд" (Shetland), и партизаны северного норвежского региона Финнмарк (Finnmark).

"Рота Линге" и "группа Шетланд" были сформированы на начальном этапе войны британскими властями в рамках Special Operations Executive (SOE).

Special Operations Executive – это секретная организация, созданная в 1940 году Черчиллем "для саботажа и подрывной деятельности на оккупированной врагом территории и для создания ячеек обученных людей для оказания помощи группам сопротивления" (Records of Special Operations Executive, the National Archives). Позднее командование двумя группами было передано норвежскому правительству в изгнании в Лондоне. Однако их роль и задачи не менялись всю войну. Третья группа, партизаны Финнмарка, менее известна, так как они действовали под командованием советских войск.

Первоначально "Рота Линге" была обучена по образцу британских коммандос – для рейдовых операций. Эта концепция была изменена к концу 1941 года, хотя рота участвовала в успешных рейдах в Норвегии. Основатель роты Мартин Линге был убит во время одного из таких рейдов в декабре 1941 года.

Обучение роты было перенацелено на ведение военных действий иррегулярными методами с упором на внедрение агентов, которые должны были создавать местные группы сопротивления. Цель была создать единое движение сопротивление, которое окажет поддержку во время возможного вторжения союзников в Норвегию, сможет атаковать коммуникации врага, проводить акции саботажа, защитить важнейшие объекты в случае ухода немцев и обеспечить стабильность в стране после немецкой капитуляции. Согласно Йенсу Кристиану Хауге, который командовал норвежским сопротивлением "Милорг" (Milorg) и был министром обороны Норвегии в 1945-52 гг., операции "Милорг" были возможны в основном из-за помощи "Роты Ланге". Наиболее известная операция "роты Ланге": нападение на завод тяжелой воды в 1943 году в Рюкане (считается, что это стало одной из причин, почему Гитлеру не удалось создать ядерную бомбу).

В течение войны были обучены 540 бойцов, 51 были убиты в бою, семеро были схвачены. Несколько человек были убиты на тренировке, что демонстрирует высокий уровень реализм обучения.

"Группа Шетланд" была попыткой британцев организовать и использовать беженцев со всего Северного моря, которые вынуждены были покинуть свои дома после немецкого вторжения. После капитуляции Норвегии в 1940 году рыбаков использовали для эвакуации как британских солдат, так и местных жителей. В ноябре того же года майор Митчелл выехал на Шетландские острова для организации их деятельности. Задача была создать организацию, которая сможет незаметно переправлять агентов в Норвегии, а на обратном пути возвращать беженцев. В 1942 году операции "группы Шетланд", также как и "Роты Ланге", координировались уже норвежским правительством. В 1943 году "группа Шетланд" стала спецподразделением норвежского военно-морского флота. При этом "группа Шетланд" участвовала и в диверсионных операциях. В 1942 году Лейф Ларсен, самый известный офицер группы, пытался торпедировать с помощью "Шэриота" (двухместной торпеды) немецкий корабль "Тирпиц". Однако жестокий шторм помешал этой попытке. Позднее бойцы "группы Шетланд" действовали с американских подводных лодок, что резко увеличило их оперативные возможности.

Из-за высокого риска и тяжелых погодных условий группа понесла большие потери. Во время зимы 42-43 гг. немцы потопили несколько их судов, уничтожив 33 бойца "группы Шетланд". Наиболее высокие потери за один день группа понесла в октябре 41 года, когда было потоплено судно "Блиа" с командой 43 человека.

Третья группа, партизаны Финнмарка, состояла из беженцев, которые после немецкой оккупации бежали на восток. Эта группа была организована и обучена НКВД. Хотя их операции начались еще в конце 1940 года, обычно оценивается их деятельность в 1941-44 гг. Партизанские операции были сфокусированы в Тромсе и Финнмарке, двух самых северных областях Норвегии.

НКВД никогда не координировало свои партизанские действия с норвежскими властями, как это делали британцы. В то же время, партизаны были вынуждены подписывать соглашение о сотрудничестве с советской разведкой на всю жизнь. В результате после войны эта группа подозревалась в шпионаже, а их деятельность во время войны не признавалась норвежской стороной до 1995 года, когда о них впервые заговорили. Между тем, партизаны оказали серьезную помощь 14-й советской армии в районе Западная Литса в советском Заполярье.

Партизанские операция были сфокусированы на разведывательных задачах в отношении немецких объектов, создании агентурных сетей, сборе информации о немецких базах. Зона проведения операций, расположенная в 1000 км. севернее полярного круга, крайне бедна на флору, что облегчало обнаружение партизанских групп. Кроме того, высадки партизан не могли проводиться летом, когда стоит 24-часовой день, а погода зимой была столь жестокой, что делало высадки даже с подлодок крайне затруднительными.

Первые попытки создать агентурные сети были быстро раскрыты немецкой контрразведкой, в основном из-за прозрачности населения норвежских поселков. Советская разведка сделала вывод, что постоянная партизанская война вряд ли возможна.

Группы стратегической разведки были поначалу более успешны. Высаженные на изолированных участках суши, команды обычно состояли из трех разведчиков, миссия обычно длилась по шесть месяцев. Именно их деятельность привела к успешному разрушению советскими войсками немецкой инфраструктуры 70-ти тысячной группировки вермахта в Финнмарке и Северной Финляндии.

В результате советская авиация наносила успешные удары по немецким складам, базам, фортификационным сооружениям. На первой стадии войны немцы не очень связывали успешные советские удары с диверсантами в своем тылу. В конце 1942 года этот факт стал очевиден для немецкого командования, и тогда германская контрразведка начала серию контрразведывательных операций. В результате двух таких операций, Mitternachtsonne и Tundra, большая часть разведывательных сетей в восточном Финнмарке была вскрыта.

Точное число партизан, обученных советской разведкой, до сих пор неизвестно, но по разным оценкам оно может составить около 75 человек. Потери партизан были более серьезны, чем у двух других групп. Рагнар Ульстер, норвежский историк, считает, что 35 были убиты или казнены, а бежавшие или попавшие в плен доводят цифру потерь почти до 100%.

Холодная война

Вскоре после конца Второй мировой, большая часть спецподразделений была распущена. Этот процесс не был уникальным для Норвегии, тогда считалось, что "специальные" силы не нужны в новой оборонной системе, включающей ядерное оружие. Истоки Marinejegerkommandoen (MJK) и Haerens Jegerkommando (HJK) можно найти в начале 50-х и 60-х. Оба подразделения были организованы в составе обычных вооруженных сил.

Подразделение Haerens Fallskjermjegerskole (HFJS), предшественник нынешнего HJK, было сформировано в 1962 году как тренировочный центр для обучения обычных военнослужащих армии Норвегии парашютному делу. В 1966 и 1967 гг. школа, дислоцированная в Трандуме близ Осло, начала обучение своего собственного подразделения fallskjermjegertropp, парашютного взвода, предназначенного для разведки и диверсий в тылу врага, на территории за пределами досягаемости обычной конвенциональной армии. Штат взвода был набран из рядовых после одного года службы. Одновременно школа изменила название на Haerens Jegerskole.

Marinejegerlaget, предшественник MJK, было создано в 1968 году, хотя его истоки существовали и ранее. Национальная разведывательная служба, находясь под большим впечатлением от итальянского и британского опыта подводных диверсионных операций во время Второй мировой. С финансовой помощью национальной разведслужбы в 1953 году был выпущен первый класс боевых пловцов. Базой для тренировочной программы стала U.S. Underwater Demolition Teams. Постепенно задачи подразделения расширялись, включив в себя смесь подрывных техник, глубоководное плавание, спасение на водах и т.п., и в 1968 году было принято решение разбить группу фрогменов на две организации. Диверсионные функции были делегированы в Marinejegerlot, а функции борьбы с диверсантами – Minedykkertroppen. Задачи MJL включали диверсионные операции против судов и портовых объектов, разведку, рейды, и участие в совместных спецоперациях.

Часть обучения MJL включала десантирование с парашютом. Для этой цели в 1965 году началось сотрудничество с HFJS. Оперативная концепция заключалась в том, чтобы забрасывать подразделение как можно ближе к кораблю или порту, а после операции забирать спецназовцев с помощью высадившихся десантников.

Традиционно оба подразделения – MJL и HFJS делили сферы действия по географическому принципу – соответственно на море и на суше.

В 1978 году норвежские политические власти приказали армии создать контртеррористическое подразделение, которое должно оказывать поддержку полиции в случае террористических атак против норвежских нефтяных объектов в Северном море. Юрисдикция на подобные операции на береговом шельфе с тех пор лежит на Министерстве юстиции и полиции. В результате армия сформировала внутри HJS подразделение Fosvarets Spesialkommando (FSK). Это подразделение достигло полной оперативной готовности в 1984 году. Создание FSK привело к тому, что теперь перед HJS стояли две задачи: 12-ти месячный тренировочный курс для подготовки парашютистов, и обучение контртеррористическим операциям на море, что становилось все более актуальным.

Учитывая упор на контртерроризм, HJS был не в состоянии выполнять традиционные функции спецназа, потому что парашютисты могли выполнять лишь ограниченный набор операций. В то же время подготовка бойцов MJL уже включала проведение операций на берегу. В результате различие между двумя спецподразделениями стало стираться. Хотя MJL сосредоточилась на обучении проведения операций ВМФ, а HJS – на подготовке парашютистов в наземных операциях, было не очень очевидно, как отличается их тактика и техники на финальной стадии проведения спецоперации. В результате оба подразделения имели пересекающиеся задачи с самого начала.

Командная структура развивалась после войны от принципа подчиненности службе, в состав которой входит подразделение, к подчинению объединенному командованию. Ключевым событием в этой области стало формирование в 1971 году Defense Command Northern Norway, с базовой идее объединенного командования силами спецопераций. Создание этой структуры в Бодо было результатом работы комитета Hauge II в 1967 году, который предложил создать два национальных командных центра – один в северной Норвегии и один в Южной. Зоны ответственности были поделены по 65 параллели. Каждый командный центр подчинялся министру обороны. Подразделение MJL, дислоцированное в Рамсунде с начала 70-х, таким образом оказалось в подчинении командующего морскими силами северной Норвегии, который опять-таки подчинялся командующему вооруженными силами северной Норвегии, в зону ответственности которого входила территория за 65-й параллелью.

В 1979 году в штабе командующего ВС северной Норвегии было создано управление спецопераций, в рамках которого MJL и HJS стали отрабатывать совместные операции. Спецподразделения других стран, принимавшие тогда участие в совместных учениях, также контролировались из этого центра. Эта ситуация сохранялась до 2002 года. К концу Холодной войны функции норвежских сил спецопераций были сфокусированы на оперативного уровня операциях, включая сбор развединформации и рейды в тыл врага. Согласно оборонной концепции, эти подразделения должны были действовать на своей территории на случай, если Холодная война станет "горячей".

После Холодной войны – наши дни

После окончания Холодной войны началась дискуссия о месте и роли спецподразделений Норвегии. Прежде всего, обсуждалась адекватность национальной стратегии, основанной на защите территории. Экономическая ситуация в стране также изменилась, заставляя вооруженные силы пересмотреть свои возможности: в 1993-2000 гг. правительство одобрило 13 предложений о расформировании и слиянии различных подразделений.

Однако спецподразделения в это время, наоборот, развивались. MJL традиционно имеет скромный бюджет благодаря своей малочисленности. Роль HJS в борьбе с терроризмом также помогла сохранить подразделение. В 1997 году MJK (еще в 1991 году MJL было переименовано в Marinejegerkommandoen - MJK) состояла из 40 человек постоянного состава, в случае мобилизации расширяясь до 160 бойцов. В HJK (в 1997 году HJS также было переименовано, получив новое имя Haerens Jegerkommando - HJS) постоянный состав – 90, и в случае мобилизации – 210 человек. Штаб-квартира HJK в 1997 году была перенесена в армейский лагерь в Рене (Rena) под Остердаленом (Osterdalen). Термин NORSOF был впервые использован для обоих подразделений во время операции в Афганистане в 2001/2002 гг., и сейчас это название уже прижилось. В 2006 году HJK было официально переименовано в Fosvarets Spesialkommando/ Haerens Jegerkommando (FSK/HJK).

Очень мало информации поступает из официальных источников о современных операциях подразделений. Но общеизвестно, что MJK и HJS принимали участие в операциях НАТО на Балканах, а HJK заявляет на своем официальном сайте, что участвует в международных операциях с 1996 года.

Период после Холодной войны характерен участием в международных операциях. Правда, в случае NORSOF, эта тенденция не так очевидна, потому что норвежские спецподразделения имеют давнюю историю участия в подобных операциях в рамках различных миссий ООН. До Балкан, участие норвежской армии в миротворческих операциях обычно заключалось в создании специальных подразделений на волонтерской основе для конкретной миссии. Обычно такие подразделения не принимали участия в боевых действиях, хотя иногда такие миссии оказывались более опасными, чем предполагалось, например, во время вторжения Израиля в южный Ливан в 1982 году, когда норвежские миротворцы оказались на линии огня. Между тем, Норвежские вооруженные силы традиционно нацелены на оборону, и после участия в балканских конфликтах был сделан вывод, что придется изменить стратегию, увеличив возможности сил спецопераций.

Очень мало информации об операциях норвежского спецназа в Афганистане. Но общеизвестно, что с октября 2001 года задачи спецподразделений в основном заключаются в отлове лидеров группировок и вооруженных формирований противника. Известно также, что бойцы NORSOF получали награды за участие в совместных операциях от американского командования, а генерал-лейтенант Делл Дейли, офицер US Special Operations Command, заявил в 2002 году, что "даже наши собственные спецподразделения не всегда находились на уровне стандартов подготовки, существующих в NORSOF".

В самой Норвегии HJK сохраняет свою роль как контртеррористическое подразделение, которое должно действовать за пределами береговой линии. При этом HJK очевидно имеет возможности для участия в подобных операциях внутри страны, но армейская поддержка полиции в таких ситуациях ограничена. Армия может помогать полиции только в случае, если в данном месте полиция страдает от нехватки людей или техники. При этом остается проблема пересечения зон ответственности у двух подразделений – и HJK, и MJK участвовали в операциях на Балканах и в Афганистане, а также имеют подготовку для проведения контртеррористических операциях на море. Дело в том, что несмотря на то, что HJK - это подразделение, специально предназначенное для проведения морских контрртеррористических операций, MJK они также под силу из-за своих функций поддержки ВМФ. Ведь традиционно операции по морскому проникновению это часть подготовки морских сил спецопераций, как сил тактической поддержки флота.
Читайте также:
Норвежские предприниматели обратились к руководству и общественности страны с открытым письмом, которое содержит обвинения в адрес спецслужб, пытающихся контролировать все деловые контакты так или иначе связанные с Россией.

Комментарии

Поделиться ссылкой:
 © NORSE.RU При полном или частичном использовании материалов с сайта ссылка на norse.ru обязательна.
Любое использование материалов без ссылки на norse.ru является нарушением закона об авторских правах.
Rambler's Top100