Поиск:     
    Главная   |  Новостная лента   |  Конференция   |  Контактная информация
Страноведение:
О Норвегии на форуме:
›  ЕСТЬ ЛИ В НОРВЕГИИ УКРАИНЦИ!?
›  Как я попала в Норвегию.
›  Гуляя по Осло, Норвегия.
›  Новые требования к материальному обеспечению при подаче заявления на семейную иммиграцию (воссоедине
›  Образование в Норвегии
›  отчет по Норвегии (Осло, Берген, центральная часть гор, Гейрангер, фиорды)
›  Международный Кино Лагерь в Карловых Варах
›  Вопрос о воссоединении семьи
›  Путешествие по Норвегии. Фотографии.
›  Менять или нет подданство? Могут ли возникнуть проблемы с получением визы в Россию?
Главная / Норвегия / Публикации /

Поморские дни в Вардё, или депрессия по-норвежски

Поморские фестивали в Вардё (Северная Норвегия, Финнмарк) проходят ежегодно начиная с 1993 года. Обычные составляющие этих праздников - концерты, выставки, экскурсии, вечера отдыха, лекции и, конечно, ярмарки на главной улице города. Эмблема фестиваля представляет собой изображение старинного подъемного устройства для перегрузки рыбы.

Как правило, на такие фестивали приглашают художественные коллективы из регионов Северо-Запада России. В нынешнем году здесь выступал Поморский хор из Беломорска. Были развернуты выставки архангельских художников. Несколько раз демонстрировался документальный фильм "Из Вардё с любовью", снятый совместно русскими и норвежцами.

"Поморские дни-2007" были посвящены двум историческим датам: 700-летию крепости Вардё и 700-летию первой церкви города.

"У нас осталась только история"

Вардё переживает глубокую депрессию. Еще в 1995 году здешние рыбозаводы перерабатывали сотни тонн даров моря в год. Теперь эти фабрики закрыты на замок или превращены в выставочные залы. У причалов и на рейде качается всего несколько белоснежных рыбацких катеров. Чего они ждут? Уж точно не с моря погоды. Тихо и почти безлюдно вокруг. Город как будто дремлет в тишине. Только огромные шары военного радара будто плывут над аккуратными разноцветными коттеджами. Днем и ночью радар наблюдает за космосом, за атмосферой, за такой близкой Россией. Говорят, что наш полуостров Рыбачий отсюда можно увидеть в хорошую погоду в подзорную трубу.

Натовский радар - чуть ли не единственное более или менее крупное "предприятие" в Вардё. Можно понять ценность рабочих мест на этой базе наблюдения. Быть может, именно такой пункт слежения за территорией России собирается установить НАТО в Чехии.

Так что в какой-то степени наша страна обеспечивает работой по крайней мере некоторых жителей этого старинного рыбацкого городка.

Надо сказать, Россия вообще щедра по отношению к Северной Норвегии. Во многом именно наши рыбаки в достопамятные девяностые годы способствовали промышленному развитию Киркенеса, некоторых других прибрежных городов Финнмарка. А в девятнадцатом веке и начале двадцатого восточные губернии Норвегии получали мощный стимул для развития опять же благодаря соседству с Россией, откуда приходили торговать поморы. Они везли сюда не только товары, но еще и самобытную национальную культуру в различных ее проявлениях. Центром поморской торговли был Вардё. Норвежский город связывала с Архангельском грузопассажирская пароходная линия, развивалось банковское дело, появились различные предприятия, обслуживающие русских торговцев и рыбаков.

Сегодня сюда не приходят не только русские, но и свои, норвежские, рыбаки. Перерабатывать морепродукты на Крайнем Севере стало невыгодно. Но культуру поморов здесь берегут в музеях, отдают ей должное вот на таких фестивалях и других местных праздниках. Работает Поморский музей, много интересных экспонатов поморской тематики в Варангер-музее. Вардё обошел нефтяной и газовый бум. Предприятия для переработки углеводородного сырья строятся не здесь, а в Хаммерфесте.

- У нас осталась только история, - с печальной улыбкой говорит сотрудница Варангер-музея Марион Сёренсен.

Но отдадим должное предприимчивым и жизнестойким норвежцам: они не впадают в уныние и активно используют в качестве ресурса для развития и историю тоже. Поморское прошлое - это брэнд города Вардё. Здесь серьезно занимаются изучением уникального исторического феномена - поморской торговли. Проводят поморские фестивали, не жалеют денег на приглашение русских и намерены продолжать культурные связи, как здесь говорят, "через границу".

Марион Сёренсен в течение нескольких часов показывала нам богатые архивы своего рода поморского олигархического клана конца девятнадцатого - начала двадцатого века - семейства Бродкорбов. Это были действительно крупные торговцы и промышленники. Предприятия, склады, магазины и причалы, принадлежащие Бродкорбам, успешно действовали не только в Финнмарке, но и в других областях Норвегии. Портреты основателя династии Бродкорба-старшего можно встретить в музее и местной гостинице. Его именем названа одна из улиц Вардё. Горожане отдают дань уважения тому, кто способствовал процветанию родного края. Марион Сёренсен высказала предположение, что материалы, подобные имеющимся в музее архивам, возможно, хранятся где-то и у нас в России. Предположительно, в семьях потомков поморов, торговавших с норвежцами. Это могут быть фотоснимки, письма, книги учета товаров, расписки и другие документы.

Нам бы вашу депрессию...

Директор Варангер-музея и главный организатор Поморского фестиваля Сигмунд Спьелкавик всего один год живет в Вардё. Но хорошо знает эти края, знает Россию, традиции дружбы и сотрудничества двух наших народов. В доме у Сигмунда висят прекрасные гравюры архангельских художников супругов Зимиревых.

До приезда в Вардё Сигмунд Спьелкавик провел в общей сложности двенадцать лет на Шпицбергене. Теперь он невольно сравнивает административный центр Шпицбергена городок Лонгьир с Вардё: там, на Свальбарде, нет ни одного неработающего, здесь же, в Вардё, основная часть населения - немолодые люди, живущие на пенсию.

Социальная поддержка государства позволяет им путешествовать, активно участвовать в общественной и культурной жизни города, содержать в идеальном состоянии свои прекрасные коттеджи.

Надо было видеть, с каким энтузиазмом эти люди встречали каждое выступление артистов, аплодировали в такт музыке, пели нашу "Уральскую рябинушку" вместе с хором из Беломорска, как танцевали после окончания концерта. Здесь, в просторном зале Дома общественных организаций, в тот вечер собрался весь Вардё. Этим людям по-настоящему было весело, они были счастливы.

Кроме местных жителей в мероприятиях поморских фестивалей деятельное участие принимают и бывшие жители Вардё. Они приезжают сюда к друзьям, родственникам, останавливаются в гостиницах. Это их родной город, родные места. Пожилые люди встречаются с теми, кого знают с детства, обмениваются новостями, вспоминают прошлое, пьют пиво, колу или кофе, шутят, громко и выразительно хохочут, подтрунивая над собой.

- Вон видите парня в оранжевом свитере? - спрашивает наша спутница и коллега Хильде Корсэт, указывая на весело танцующего норвежца. - Это бывший министр финансов Норвегии. У него здесь живут родители. Я не раз брала у него интервью, когда работала на телевидении "ЭнЭрКо".

Естественный, ненатужный и непоказной демократизм норвежского общества проявляется на каждом шагу: здесь практически все на ты друг с другом вне зависимости от разницы в возрасте или социального положения. Уважительная улыбка, вежливые слова, искренняя благодарность - все это, можно сказать, стандартные элементы в общении норвежцев. Сейчас в Норвегии бывают очень многие русские. Почему мы не перенимаем лучшее, что наблюдаем здесь?

Здесь нет очень богатых, отделенных от остальных сограждан стенами и охраной, нет и люмпенов, клошаров, бомжей, оскорбляющих своим видом общественное достоинство граждан. Или скажу осторожнее - почти нет. По крайней мере, я видел только однажды рано утром, когда улицы были совершенно пусты (дело было в Тромсё), хорошо одетого человека, заглядывавшего в контейнер для мусора.

Справедливое устройство общества, поддающаяся пониманию экономика выражаются, к примеру, в такой "мелочи": согласно закону, если ты используешь свой собственный автомобиль для работы на фирме, то тебе положена не только компенсация за бензин, но и дополнительно к этой компенсации три кроны за каждый километр дороги, которые ты наездил на благо фирмы. Такова плата за амортизацию твоего имущества - автомобиля.

...Мы смотрели на танцующих жителей депрессивного Вардё и гостей города, наблюдали, как проходит их праздник, и вспоминали, как выглядят люди в наших депрессивных городах. В памяти вставали зияющие пустотой окна в брошенных поселках Кольского полуострова. Мы знаем, что такое депрессия по-русски. Теперь знаем, как выглядит депрессия по-норвежски.

Из Вардё с любовью

На премьерных показах нашего фильма "Из Вардё с любовью" мы рассказывали зрителям о том, что эта картина - об энтузиастах русско-норвежской дружбы, которые почти пятьдесят лет назад, в 1959 году, снарядили рыбацкую шхуну "Ингвар" и приплыли на ней из Вардё в Мурманск. Причем приплыли без виз. Их было тридцать, музыкантов городского оркестра "Bymusikk". Оркестру уже более ста тридцати лет. Он неизменно принимает участие в Поморских фестивалях.

После кинопоказов к нам подходили зрители, благодарили за работу, расспрашивали о дальнейших планах. Мы отвечали на вопросы и рассказывали, как проходили такие же премьерные показы в Тромсё и Мурманске.

Среди зрителей были и русские. В один из вечеров подошла супружеская пара - норвежец и молодая женщина из Санкт-Петербурга. Живут на Лофотенах. Приглашали в их маленький городок, где весной устраиваются так называемые тресковые фестивали.

Муж нашей русской собеседницы - уроженец Вардё. Как и герои нашего фильма, в свободное от работы время он играет в духовом оркестре. Играл даже тогда, в 1959 году, но его не взяли в Мурманск по малолетству.

- Услышал по телевидению про то, что в Вардё будут демонстрировать ваш фильм, - рассказывает наша собеседница про своего мужа, - и сразу решил: мы должны ехать на премьеру. И, конечно, не жалеем, что приехали. Местами фильм вызывал слезы...

Мы улетали из Вардё небольшим самолетом авиакомпании "Видерое", которая обеспечивает местные авиационные перевозки на севере Норвегии. Уже после регистрации, перед вылетом, в зале, который у нас называется накопителем (в Норвегии так не говорят), появилась служащая аэропорта, извинилась и объявила, что из-за перегруза трое пассажиров должны остаться, с тем чтобы улететь следующим рейсом через пару часов.

- Есть ли желающие перенести свой вылет? - спросила девушка. При этом она предупредила, что если желающих не окажется, то служба обеспечения полетов самостоятельно выберет тех, кто останется дожидаться следующего рейса. Все это делается в рамках существующих законов и правил.

Желающих остаться не оказалось. Тогда после некоторой паузы все та же служащая аэропорта назвала три фамилии (с именами, конечно) тех, кому не повезло. Двое из них направлялись в Тромсё, одна пассажирка летела в Киркенес. Удивительное дело: все трое "пострадавших" не только не возмущались, не кричали "А почему я?!", но восприняли неприятное для них известие с улыбкой, как некое дополнительное приключение. Встали и ушли из комнаты ожидания. Потом одна из трех неудачников зачем-то вернулась и сказала, что "Видерое" предоставляет ей за счет компании такси до Киркенеса, куда у девушки был авиабилет. Нам объяснили, что при этом ей возвращается стоимость билета и предоставляется денежная компенсация за доставленное неудобство.

Такой мы увидели Норвегию в последние дни июля. В поморские дни.

Автор: В.Ищенко
Читайте также:
Международный фольклорный фестиваль в городе Фёрде(Норвегия) был основан в 1986 году - это самый большой в Скандинавии фестиваль фольклорной, традиционной, мировой музыки и танца всех стран. Фестиваль проходит каждый год в начале июля.

Комментарии

Поделиться ссылкой:
Мерседес Бенц Ленинградский проспект 39. Адрес, телефон.
 © NORSE.RU При полном или частичном использовании материалов с сайта ссылка на norse.ru обязательна.
Любое использование материалов без ссылки на norse.ru является нарушением закона об авторских правах.
Rambler's Top100